Новости РСПМ и его членов

17.02.2016 Ю. Елисеев: «За качеством приходят к нам»


Компания Стальные конструкции – Профлист одной из первых в России начала заниматься переработкой металлопроката. Использование европейского опыта организации сервисных металлоцентров и собственные проектные решения позволили ей занять новую для российского металлостроительства нишу. Запуск первого агрегата по производству профлиста компанией Стальные конструкции (тогда еще ПСК Стальконструкция) освещался в самом первом номере журнала «Металлоснабжение и сбыт» в 1996 г. Как прошли 20 лет, каких результатов удалось достичь компании и какие новые продукты она готовит для выхода на рынок, рассказал руководитель Группы предприятий Стальные конструкцииЮ. Елисеев.

Юрий Николаевич, в феврале 1996 г. ваша компания запустила свой первый стан для производства профнастила — немецкой фирмы Eichener Maschinenfabric GmbH. Расскажите, пожалуйста, как вы заказывали первый агрегат и с какими трудностями столкнулись?

Выбор этого производителя во многом произошел случайно. В России в то время станы для прокатки профнастила никто не выпускал, поэтому пришлось искать их за рубежом. Сначала обратили внимание на Великобританию. Я поехал туда, побывал на фирмах в Бирмингеме, которые изготавливали револьверные станы. Потом по предложению коллег поехал на встречу в Германию. Во время этой поездки я и договорился о покупке стана. Преимуществом данного оборудования был большой технический ресурс. Уже через полгода его доставили к нам. Трудностей с ним никаких не было, всего за две недели мы его наладили, и вот уже 20 лет он у нас работает без сбоев. И стан до сих пор в строю? Конечно! Ему еще работать и работать. Там ведь особая система прокатки, валы фактически не изнашиваются. Немного подводила электроника, потому постепенно мы перешли на отечественную. Этот стан послужил стимулом нашего развития. Мы поняли, в чем его конструктивные особенности и каков алгоритм проектирования, и создали еще семь станов для собственных нужд. Часть заказов размещали на рязанских предприятиях, но проектирование и производство поковок, валов, инструмента осуществляли своими силами. Позже пришли к выводу, что моталку делать не очень выгодно, и тоже стали ее покупать. Это позволило сэкономить время.

Почему компания не продолжила развивать машиностроительное направление?

Мы действительно хотели развиваться в направлении инжиниринга и машиностроения. Суммарно нам удалось продать около 15 станов в России и на Украине. При этом никаких претензий к нам не поступало. У нашего оборудования была очень интересная система формовки. Станы японских, финских, китайских производителей используют вязкость металла, то есть по сути его штампуют. В результате на их станах формовка начинается с середины и расходится к краям. У нас формирование волны начинается сразу. Это позволяет достичь высокого качества и точности обработки. Кроме того, гибка не нарушает структуру металла и повышает его прочность при восприятии усилий, так как при этом процессе не возникает деформационного напряжения, как при штамповке. Но в начале 2000-х годов в стране наступил сложный период — стали массово закрываться предприятия. Мы уже не могли найти в Рязанской области производителей всех требуемых узлов. Кроме того, активно формировался спрос на станы для производства мелких профилей, на продаже которых можно быстро получить хорошую маржу. В 2008 г. в России начался тяжелейший экономический кризис, и нам пришлось отказаться от этого бизнес-направления.

В конце 1990-х — начале 2000-х годов ваша компания подошла к новому этапу — установила агрегат по нанесению полимерных покрытий. С чем связан такой выбор направления развития бизнеса?

В то время мы активно изучали зарубежный опыт применения оцинкованного и окрашенного проката. В развитых странах 75% рынка проката с покрытиями приходилось на окрашенный прокат, остальное — на оцинковку. У нас же доля окрашенного проката едва доходила до 20%. Уже тогда мы понимали, что за этим прокатом будущее. Ну и еще надеялись, что наша страна будет вести себя цивилизованно и охранять окружающую среду. К тому же комбинатам выгодно было продавать не менее 300 т проката одного цвета. Понятно, что мало кто мог покупать такие объемы. Мы решили самостоятельно спроектировать линию и создать технологию окраски. Водорастворимые краски выбрали не случайно — хотели внести вклад в защиту окружающей среды. В 2002 г. линия начала работать, но довольно долго нам не удавалось добиться стабильного качества покрытий. Одна из причин этого — разброс параметров оцинкованного проката. Когда строили линию окраски, появилась даже идея возвести линию по оцинкованию. Однако, внедрив ряд технических инноваций, мы завершили этот проект и получили требуемое качество. В итоге заняли такую нишу, в которой уже никто не будет с нами конкурировать. Строить малопроизводительную линию невыгодно, нужно, чтобы она перерабатывала минимум 10 тыс. т в месяц. У нас линия перерабатывает 20 тыс. т за год. В этом и есть наше преимущество — маленькие партии, вплоть до 500 кг, и 200 цветов, которые мы реально опробовали в производстве. Металлургические комбинаты могут красить до 30 цветов, мы же можем делать цвет под любой галстук. Однажды у нас, например, заказывали семь оттенков желтого, которые едва можно было отличить друг от друга. Для того чтобы удовлетворять потребностям клиентов, мы даже создали собственный каталог цветов — аналог RAL. Качество продукции ставим во главу угла, поэтому лакокрасочные материалы приобретаем за границей. Крупнейшие европейские химические компании не прекращают сотрудничать с нами из-за интереса к нашему производству. Мы для них как испытательная лаборатория по применению смол для водоразбавляемых красок. Кризис показал, что это направление полностью себя оправдало. Стабильно линия начала работать в 2007— 2008 гг., а уже в кризис 2009 г. она принесла значительную прибыль. Раньше мы красили в две смены, теперь работаем в три смены, в том числе в субботу и воскресенье.

Как в последние годы развивалось производство гнутых профилей?

Прежде всего, мы стали выпускать два вида профилированного настила для сталебетонных перекрытий. Первый из них — это немного модернизированный английский 90-й профиль, который минимум на 20% экономичнее 75-го. Такой профлист идет под легкие перекрытия, где нагрузка не превышает 600 кг. Второй — так называемый «ласточкин хвост» — профилированный настил, который исключительно эффективен при значительных нагрузках. Это самый продаваемый профиль в мире, он, в частности, идет на перекрытия для небоскребов. Также мы спроектировали 205-й профиль, который используется в качестве перекрытий многоуровневых гаражей и стоянок. Но пока что запускать в производство мы его не планируем, так как не видим возможностей для внедрения, в основном из-за отсутствия актуальных нормативно-технических документов (стандартов, сводов правил) федерального уровня. Система технического регулирования в строительстве в России такова, что без таких документов экспертизу проекта очень сложно пройти, ведь гнутые профили почти не использовались в Советском Союзе. А иных способов вывода на рынок инновационных видов строительных материалов и конструкций законодательство не предусматривает!

Полную версию интервью читайте в февральском выпуске журнала "Металлоснабжение и сбыт".

ИИС "Металлоснабжение и сбыт"


Читать все новости
Искать в архиве

 

РСПМ в социальных сетях:

Twitter Instagram Telegram Facebook 

Сегодня: 16 декабря 2017г.

вход в систему

Логин: Пароль:
Запомнить меня:

Регистрация | Забыли пароль?